Кесарь дал, кесарь взял: история церковно-государственных дарений


Грядущая передача Исаакиевского собора Русской православной церкви заставила многих специалистов залезть в архивы и подробно изучить историю вопроса. Выяснилось, что Исаакиевский собор Церкви никогда не принадлежал, приходским храмом он никогда не был (на что указывает отсутствие отдельно стоящей часовни – непременного признака всех больших приходских соборов с целью оказания ритуальных услуг населению в круглосуточном режиме). На последнем градозащитном митинге в Петербурге 1-го мая 2017-го года одна из участниц держала плакат с характерной надписью: «Святой страстотерпец Николай II был против передачи Исаакиевского собора православной церкви. РПЦ и лично г-н Гундяев плюет на своих святых?» Общим местом стало указание на тот факт, что Исаакиевский собор строился для прославления и частично обожествления представителей династии Романовых (о чем говорит намеренная ориентация Монферана на римский Пантеон). Однако со стороны представителей православной общественности как мантра повторяется фраза: «Отдайте то, что украли», «вы верующих расстреливали и грабили церкви – возместите убытки!»
Если обратиться к истории, главным образом, к дореволюционным документам, то из одного ветхого издания 1896 года (одобренного, между прочим, Синодальной цензурой) всплывает несколько захватывающих фактов. До революции существовал жанр исторических описаний монастырей. Об одном таком монастыре XV века, находящемся под Тверью, летописец с горечью повествует, что старинное монастырское кладбище пришло в упадок, потому что монахи растащили надгробья для строительных нужд. Но это мелочи. Во время подчинения монастыря Новгородской епархии (дело было в 1725 году) из архиерейского разряда монахам пришел указ «неотложно» прислать огромные по тем временам 642 рубля с полтиною, «а ежели толикаго числа в монастырской казне не находится, то излишний скот употребить в продажу; а буде и за тем чего недостанет, то из церковных серебряных вещей, в чем нужда не востребуется, прислать до исправления в тех деньгах в закладку». С поправкой на ту эпоху непонятно, кто с кого брал пример: то ли Петр I, переливавший колокола в пушки, подражал епископам, то ли епископы стремились ни в чем не отставать от царя. Большевики с их кампанией по изъятию церковных ценностей могут претендовать только на статус жалких эпигонщиков. Даже превращение Соловецкого монастыря в тюрьму имеет аналогии в дореволюционной истории.
Например, в упоминаемом монастыре под Тверью в цокольном этаже церкви Покрова размещались кладовые, под папертью — погреб и палатка, где пекли просфоры, а под лестницею – тюрьма.
В одной из тюрем Валаамского монастыря долгое время содержался знаменитый русский ученый, основатель синологии, монах Иакинф Бичурин. В тюрьму он угодил сразу же после возвращения из двадцатилетней китайской экспедиции. Ему вменили в вину продажу церковных облачений после того, как китайская миссия оказалась брошенной правительством Александра I, и ее участникам пришлось голодать и охотиться за личинками. На тот момент это была своеобразная церковная «двушечка». Хотя в представлении церковных иерархов двушечки бывают разные. Например, передача Исаакиевского собора со стороны церковных иерархов обосновывается нехваткой храмов. Но Смольный собор, переданный епархии два года ранее, до сих пор стоит пустой. Еще ранее переданное Александро-невской лавре здание бывшей Святодуховской церкви было переделано наместником монастыря епископом Назарием в концертный зал. На месте пространства «религиозного назначения», т.е. алтаря и солеи теперь поют, танцуют и просто услаждают публику. При этом монахи Лавры настойчиво требуют передачи им здания Благовещенской церкви, где находится могила Суворова. Сейчас это здание относится к Музею городской скульптуры. Совершенно очевидно, что здесь речь не идет о недостатке молитвенных помещений. Просто к могиле Суворова идет больше народу, чем в тот же самый концертный зал под названием «Духовно-просветительский центр».
Тема подарков с бюджетного стола в пользу Церкви в Петербурге скромнее, чем, например, в Калининграде, где в ведение местной епархии были переданы средневековые немецкие замки. Петербургская епархия предпочитает действовать самостоятельно: сначала захватывая земли, потом получая их от города в подарок. Пример тому: церковь Всех святых в Парке Победы, незаконно построенная на участке, так же незаконно захваченном до этого священником А. Исаевым. Лишь недавно Правительство города признало сваи, вбитые в блокадный пепел ленинградцев, соответствующими всем нормам российского законодательства.
Особый символизм ситуации заключается в том, что предприимчивый священник А. Исааев теперь является т.н. «настоятелем» Исаакиевского собора. Собственно, любое «настоятельство» и проведение религиозных церемоний в стенах государственного учреждения – это уже из серии нарушения целого букета норм Конституции, инструкций Министерства культуры и попросту музейного режима. Но такой подарок церковнослужители получили давно, причем из рук самих музейщиков. Именно с музеев, куда директора по большой дружбе стали пускать служителей культа для отправления религиозных церемоний, и начался ковровый захват всего ценного, блестящего и доходного.
В Петербурге за последние пять лет на реставрацию только двух православных храмов было потрачено три бюджета Псковской области. В одном из случаев у храма бы серьезный попечительский совет, состоящий из В. Матвиенко, Б. Грызова и В. Тюльпанова. Когда из бюджета города должны были последовать вполне законные 16 млн рублей на реставрацию памятника архитектуры – лютеранского храма св. Михаила на Васильевском острове, то одним росчерком пера сановитых попечителей эти деньги отправились на реставрацию колокольни Феодоровского собора. Но этот скромный дар все равно не спас В. Тюльпанова от посмертного глумления со стороны православного миссионера Энтео, который в день трагической гибели сенатора написал в своем твиттере: «Сенатор Тюльпанов хочет дать депутатам право вето на передачу имущества РПЦ. Сенатор Тюльпанов поскользнулся в бане и умер». И да, теракт в петербургском метро, по мнению Энтео, это тоже гнев православных святых за нежелание петербуржцев предавать Исаакиевский собор РПЦ.
Но если вернуться к монастырю под Тверью, где эксперименты по изъятию церковных ценностей были отработаны еще в XVIII веке: что произошло с ним после революции? Окрестные жители потихоньку растащили стены на кирпич, включая те самые надгробия, которыми монахи некогда устилали полы в храме и подпирали ограду. Сейчас монастырь включен в государственную программу реставрации, на что потребуется не один миллиард. Круговорот кирпича в природе, как можно догадываться, будет продолжен.


from Обзор прессы http://ift.tt/2qHFBVw
via IFTTT

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Западные СМИ опровергают версию российского МИДа о путях пересылки наркотиков из Аргентины в Россию

США решили сменить посла в России. Теффт попрощался по-русски