Нелегальные маралы спасают Дмитрия Анатольевича от импотенции


http://ift.tt/2ofJcWZ

Нелегальные маралы спасают Дмитрия Анатольевича от импотенции
  • Дмитрий Медведев. Фото «Ъ»
Резиденции премьер-министра содержат несуществующие благотворительные фонды, а за личный дворец с оленями Медведев платит государству 39 рублей
Благодаря ряду расследований о нелегальных активах премьер-министра России широкая публика узнала о существовании благотворительных фондов «Градислава», «Соцгоспроект», Фонда поддержки зимних олимпийских видов спорта и Фонда социально-культурных инициатив. На эти фантомные структуры записаны резиденции Дмитрия Медведева  в Подмосковье, Краснодарском крае, Ивановской и Курской областях (некоторые из них принадлежат однокурсникам российского премьер-министра). Фонды оказались секретными: только у одного из пяти есть интернет-сайт, у двух на здании есть таблички, а один вовсе не располагается по адресу регистрации. Попытки запросить отчеты этих организаций оказались похожими на квест.

В поисках потерянных фондов

По закону об НКО,  некоммерческие организации обязаны каждый год представлять в Минюст отчет о своей деятельности, целях расходования денежных средств и использования имущества, а «иностранные агенты» — еще и аудиторское заключение. НКО могут обойтись сообщением о продолжении деятельности, если за год они получили не более 3 млн рублей, в учредителях нет иностранцев и не было поступлений средств из-за рубежа.

Это значит, что отчеты о том, от кого фонд получил и как потратил деньги, должны находиться либо на портале Минюста, либо на сайте самого фонда. Крупные российские благотворительные организации обычно публикуют отчеты на своих сайтах, чтобы любой желающий без труда мог узнать, на что идут деньги жертвователей.

Но с фондами знакомых Дмитрия Медведева — совсем другая история. На сайте Минюста их отчетов нет, а собственных сайтов фактически не существует: сайты gradislava.ru, olimpicsports.ru и sgpfund.ru, указанные в учредительных документах, не работают, а сайт фонда «Дар» darfond.ru закрыт. При попытке зайти на него требует ввести логин и пароль.

«Дар» — это фонд, который владел усадьбой «Миловка» в Плёсе, где Дмитрий Медведев был замечен на отдыхе. Журналисты отправили в фонд запрос, и девушка-секретарь по телефону подтвердила, что запрос получен. Но когда корреспонденты отправились на поиски офиса «Дара», выяснилось, что по адресу регистрации: 2-й Спасоналивковский переулок, дом 6, — находится стройка, здесь возводит жилой комплекс компания «Кодест Интернешенл С.Р.Л.». Секретарь по телефону отказалась сообщить корреспонденту действующий адрес офиса (если он есть), попросив отправить вопрос в письменном виде.

Иные мероприятия

Единственный источник информации о том, как связанные с Медведевым фонды расходуют средства — базы типа «СПАРК», где, среди прочего, можно найти отчеты о целевом использовании средств. Там можно узнать, например, что Фонд региональных некоммерческих проектов «Дар» в 2015 году в виде пожертвований получил 1,4 млрд рублей, а потратил на целевые мероприятия 454,6 млн, но это не социальная и благотворительная помощь, конференции или семинары, — на эти статьи потрачено 0 рублей, а все деньги пошли на «иные мероприятия». При этом на зарплаты, командировки, содержание автомобилей и зданий затратили 224,7 млн и еще на 574 млн приобрели «основных средств, инвентаря и другого имущества». В 2013 году на «иные мероприятия» ушло 874,6 млн. В отчете за 2011-й, однако, указаны очень крупные затраты на благотворительную помощь: более 1,3 млрд рублей.

Из такого отчета невозможно понять, какая помощь и какие «иные мероприятия» имеются в виду.

За некоторые годы отчетов вовсе нет, а в тех, что есть, каждый раз к концу года остаются неиспользованными от 6 до 8 млрд.

Директор одного из крупнейших московских фондов, занимающихся реальной благотворительностью, говорит, что это «гигантские средства». По его словам, остатки подобного размера могут накапливаться у фонда, когда он, например, собирается строить какое-то здание, но не сразу может начать стройку из-за того, что нужно получить разрешительные документы. По закону о благотворительной деятельности, благотворительный фонд может использовать на административные расходы до 20% поступающих средств.

О некоторых затратах фонда «Дар» можно узнать из картотеки арбитражных дел. Например, что в 2010 году «Дар» заплатил краснодарской компании ООО «Рикко-Стиль» 603 ,4 млн рублей за строительство «нежилого здания с плавательной дорожкой по адресу: РФ, Ивановская обл., Приволжский р-н, с. Миловка, «Усадьба Черневых («Усадьба Миловка»)», следует из документов суда, в котором «Дар» требовал взыскать с «Рикко-Стиль» аванс за работы, которые тот не выполнил, — большая часть уплаченной суммы.

Отчеты других фондов в общедоступной базе тоже дают скудную информацию, часто в них отображены только прочерки по всем статьям доходов и расходов. Например, про Фонд сохранения культурно-исторического наследия «Градислава», который, как выяснил ФБК, получил усадьбу в Миловке от «Дара» в виде пожертвования, можно узнать только, что в 2013 году он получил прибыль от некой предпринимательской деятельности в размере 531 тыс рублей и еще 549 млн из неназванного источника, причем они не классифицированы ни как пожертвования, ни как доход.

Фонд поддержки социально значимых государственных проектов («Соцгоспроект») в 2012 году получил пожертвований на 58 млн, 103,6 млн потратил на целевые мероприятия — опять же, неизвестно, на какие именно. В 2013 году пожертвования достигли 261,8 млн, еще 9 млн фонд получил в виде прибыли от предпринимательской деятельности и 23 млн из «прочих» источников. На «иные мероприятия» (не благотворительность и не конференции) потрачено 204,9 млн. В 2015 году «Соцгоспроект» получил 1 млрд и израсходовал на благотворительную помощь 750 миллионов рублей. Но на какие добрые дела пошли эти деньги, выяснить совершенно невозможно: никаких следов деятельности ни «Дара», ни «Градиславы» обнаружить не удалось.

Фонд поддержки зимних олимпийских видов спорта, владелец дома приемов «Псехако» под Сочи, в 2015 году отчитался, что потратил 160 млн рублей на благотворительную помощь — и 211 млн на содержание аппарата управления, то есть на зарплату, аренду и прочие собственные расходы.

Из всех фондов, связанных с Дмитрием Медведевым, Фонд социально-культурных инициатив (ФСКИ) — наиболее открытый. Правда, он и не фигурировал в расследованиях как правообладатель недвижимости, но связан с фондом «Дар» — его дочерняя «Управляющая компания фонда «Дар» была зарегистрирована по тому же адресу, что и ФСКИ. Сам же Фонд социально-культурных инициатив располагается не в каком-нибудь бизнес-центре, где арендуют офисы десятки компаний, а в одноэтажном доме XIX века, на Большой Ордынке, 70, — представить, что организация, где президентом выступает Светлана Медведева,  разделила бы маленький старинный особняк с какой-то чуждой организацией, сложно.

ФСКИ — единственный фонд из списка, у которого есть работающий сайт. Там есть описания проектов фонда, например: национальная целевая комплексная программа «Духовно-нравственная культура подрастающего поколения России», всероссийская акция «Стоп ВИЧ/СПИД», «Академия молодых оперных исполнителей из России в Опере Монте-Карло», награда «Горячее сердце», диагностические центры «Белая роза» и другие. Но отчетов о том, от кого фонд получал пожертвования, как и на что их тратил, на сайте нет.

Как пройти в фонд?

Журналисты попытались получить отчеты у самих фондов. По телефону ФСКИ отвечает девушка по имени Кристиана, которая отказывается назвать свою должность и фамилию. Она сообщает, что фонд размещает отчеты «на других разных сайтах», затруднившись уточнить, на каких именно. Затем, посовещавшись с руководством, она перезванивает и говорит, что на сайте Минюста отчеты просто хранятся только один год, и они там были, а отчет за 2016 год появится только 15 апреля. Однако это неправда: на портале Министерства юстиции можно найти отчеты некоммерческих организаций с 2014 года.

После долгих препирательств Кристиана говорит, что ей нужно отойти, обещает перезвонить… и пропадает. Тем не менее фонд прислал журналистам посылку: папку с брошюрами об опасности ВИЧ, памятной книгой о людях, проявивших мужество при пожарах, под названием «Горячее сердце» и еще стопкой печатной продукции по программам, которые фонд перечисляет на своем сайте. Очевидно, это и есть отчет о деятельности ФСКИ.

По крайней мере, один осязаемый проект ФСКИ — диагностические центры «Белая роза», в которых женщинам предлагается пройти бесплатное обследование на предмет возможных онкологических заболеваний. Судя по большому количеству отзывов в Сети, центры действительно работают, в 2014 году фонд «Белая роза» отчитался, что получил 90,7 млн рублей, на зарплаты потратил 303 тыс рублей, на 18 млн закупил имущества.

Фонд «Градислава» не очень открыт для общения с прессой. Телефон, указанный при регистрации, принадлежит лично генеральному директору Ивану Карабинскому. При разговоре с журналистами он отказался дать электронный адрес или факс, заметив: «Я же не могу вас идентифицировать как журналиста», — и предложил принести запрос в офис.

По адресу регистрации: Котельническая набережная, 25, строение 1, стоит офисное здание, таблички «Градиславы» на нем нет. Охранник на проходной сообщает, что Иван Игоревич Карабинский сам здесь не сидит, а сидит Роман Калистратович Костецкий. После звонка от охранника он выходит — высокий мужчина в пиджаке с седоватой шевелюрой. Представляется заместителем директора и забирает запрос.

На звонок предсавителя СМИ в «Соцгоспроекте» ответила женщина — на вопрос, где можно посмотреть отчетность фонда и есть ли официальный сайт, она ответила: «Нет, у нас нет сайта», — и бросила трубку. Тогда мы попытались передать запрос в офис, и это было похоже на роман Франца Кафки «Замок».

Фонд зарегистрирован по адресу: улица Россолимо, дом 17, строение 2, — это бизнес-центр «Россолимо»В вестибюле центра висит список организаций, которые там расположены, указан и «Соцгоспроект» вместе с телефоном — тем же, что обозначен в учредительных документах: (495) 287-45-61. Однако когда корреспондент позвонил по этому телефону, представился и попросил принять запрос, женщина на том конце провода сказала фразу: «Ошиблись номером»… и бросила трубку.

Затем до «Соцгоспроекта» пытались по тому же номеру дозвониться охранники бизнес-центра — бесполезно, никто не отвечал. При этом сотрудники фонда, очевидно, находились на рабочем месте: корреспондент связался с администрацией «Россолимо», и там сообщили, что прямо в момент разговора находятся «на связи» с представителем «Соцгоспроекта». Тем не менее после этого сеанса связи сотрудник администрации отказался предоставить «правильный» номер телефона и передал, что запрос можно оставить в почтовом ящике, после чего повесил трубку. Мы последовали совету — но ответа так и не получили.

Фонд поддержки зимних олимпийских видов спорта находится в здании на Кадашевской набережной, 6/1/2 (здание выходит сразу на две улицы и набережную, поэтому имеет адрес с двумя дробями). Вход в офисы здесь — со двора, нужно пройти через ворота, которые охрана открывает по звонку. Табличек на входе нет. Охранники, услышав от корреспондента, что требуется Фонд поддержки зимних олимпийских видов спорта, сначала долго выясняют, есть ли в здании такой фонд. Не слышал о нем и водитель, прогревающий у крыльца машину. Выясняется, что фонд есть, и охранники предлагают оставить запрос у них.

Запросы мы отправили 20 и 21 марта и ждем ответов. Пока мы получили только письма из ФСКИ, «Градиславы» и «Дара»: организации благодарят «Новую газету» за внимание к своей деятельности и мягко дают понять, что отчетов не предоставят. Например, так:

«Отчетность о деятельности Фонда представляется в органы, осуществляющие надзор за деятельностью некоммерческих организаций, в установленном законом порядке. Желаем редакции газеты новых творческих успехов, хороших новостей, достоверных и объективных материалов, взвешенных оценок, а главное — доверия читателей!» — гласит письмо из фонда «Дар», сотрудники которого прислали ответ на электронную почту газеты в формате Word без бланка.

 23 03 17 00medv 02
 23 03 17 00medv 03

Как ранее сообщало агентство «Руспрес»из-за строительства личной резиденции для Дмитрия и Светланы Медведевых в Плесе был ликвидирован санаторий для больных туберкулезом.

****
 
Мужская сила оленьих пант

После публикации, в которой мы рассказали об охотоведческом хозяйстве премьера в Плёсе, в Иваново был направлен запрос депутата Госдумы от КПРФ Валерия Рашкина. Ответ за подписью зам. председателя правительства области [Сергея] Зобнина [губернатор Ивановской области — Павел Коньков],  честно говоря, не особенно удивил. Формально территории хозяйства вернули статус памятника природы, однако оставили в пользовании арендатора (фирмы «Орион», которая раньше называлась Управляющая компания фонда «Дар»), поскольку арендатор этот блюдет экологию и вообще получил 4108,49 заповедных га на 49 лет в результате честного аукциона. Ну да, честного. Особенно если учесть, что арендная ставка для Медведева – скромнее не бывает: 39 рублей и 32 копейки в год (не за 1 га, за весь участок).

Но это, как вы догадываетесь, тоже «по закону»: чиновники уверяют, что никто на аукционе больше не захотел кедровую рощу на берегу Волги к рукам прибрать. Это за дальневосточными гектарами очередь стоит, а жалкие тысячи га в центре европейской части страны даже по бросовым ценам никому не нужны. Или нужны?

Мы посмотрели актуальные рыночные ставки – продажа права аренды одного га в Ивановской области на 49 лет начинается от 2 млн. То есть в лучшем случае заповедный участок Медведева никак не может стоить дешевле 8 млрд, или порядка 165 млн рублей в год. Минимум. Напомню, медведевская фирма платит в бюджет издевательские 39 руб. 32 коп.

Зато вместе с этой дежурной отпиской в наше распоряжение попал другой любопытный документ – выданное приближенным премьера «Разрешение на содержание и разведение охотничьих ресурсов в полувольных условиях и искусственно созданной среде обитания».
 23 03 17 00medv 05


 23 03 17 00medv 06

Как сказано в разрешении, три года назад по просьбе «Ориона» областная администрация дала добро на доставку в медведевское хозяйство 50 маралов (включая 20 взрослых самцов). Животных привезли автомобильным транспортом прямиком c Алтая в приготовленный для них вольер площадью 124 га и по специально оговоренному графику уже начали выпускать на волю. Зачем привезли? Препараты, изготовленные из пантов (рогов марала), используют для лечения различных заболеваний: они и жизненный тонус повышают, и мужскую потенцию. Дело нужное. А Путин-то думал: грипп.

 23 03 17 00medv 07

Восьмилетнему Саше Петрову из Ивановской области очень нужна медицинская помощь: у него резидуально-органическое поражение головного мозга и центральной нервной системы, но местный бюджет помочь ему с лечением не в состоянии. Как и многим другим местным детям. Денег нет. Почему нет? Они бы были, заплати пресловутый фонд «Дар» за аренду земли в Плёсе по рыночным ценам, но чиновники посчитали, что помочь Дмитрию Медведеву решить его личные проблемы гораздо важнее, чем спасти простым детям здоровье или даже жизнь.

Для помощи Саше Петрову перечисляйте средства на сбербанковскую карту №639002179004549239 (оформлена на маму мальчика – Елену Анатольевну Петрову). Для помощи Дмитрию Медведеву и главному спонсору фонда «Дар» Леониду Михельсону,  вновь ставшему самым богатым россиянином (с состоянием в 18,4 млрд $), просто не рассказывайте никому о том, что вы только что прочитали.

Источник: «Собеседник», 29.03.2017

****
 
Уничтожитель кедров под крышей ФСO

 23 03 17 00medv 08

«Если будешь совать везде свой нос, мы тебе и твоим детям устроим». Так мне грозили всякие незнакомые люди, – признался «Собеседнику» эксперт Центра общественного мониторинга Общероссийского народного фронта  по проблемам экологии и защиты леса Сергей Касьянов. Не так давно именно этому человеку удалось добиться невозможного. Говорит: – Мне даже зампредседателя суда лично сказала: «В первый раз отменяем указ губернатора». 21 июня прошлого года Ивановский областной суд, в заседаниях которого от ОНФ принимал участие Касьянов, отменил указ губернатора Ивановской области [Павла Конькова] от 11 ноября 2010 года «О снятии статуса «памятник природы Ивановской области» с отдельных природных комплексов и объектов Ивановской области».

Гора Левитана и его березовая роща, территория домов отдыха «Плес» и «Порошино», кедровая роща XIX века – четыре тысячи га плесского леса, ушедшие с подачи чиновников шесть лет назад в частные руки, вновь стали памятниками природы. Точнее, должны были стать.

– Ой, вы знаете, этот вопрос окончательно не решен, – пояснила муниципальный депутат Тамара Губина.

Зато все решили с Касьяновым.

– Меня не только перестали приглашать в местную администрацию на совещания по проблемам леса, – рассказал он, – но даже лишили права служебный переписки. Оказывается, глава исполкома ивановского ОНФ Сергей Лисицов попросил чиновников не отвечать на мои запросы. Заявил, что ОНФ скандалы не нужны. В московском Фронте мне обещали с ним разобраться, но пока тишина. Они там храбрые, когда им это выгодно. А тут, видимо, расковыряли мы муравейник. Еще бы, учитывая, кто в центре этого муравейника оказался.

«Дару» даром

Судебные приставы, судя по всему, «заблудились» в плесской кедровой роще. Ведь не секрет, что в расположенной по соседству усадьбе Миловка, которую реставрировал Фонд региональных некоммерческих проектов «Дар», обосновался премьер-министр Дмитрий Медведев.  Сразу после принятия губернаторского указа о лишении рощи статуса памятника природы ее получило в аренду на 49 лет некое ООО «Орион», бывшая «Управляющая компания фонда «Дар», «дочка» этого фонда.

Мало того что в аукционе, который назначили на декабрь 2011 года, приняла участие только одна эта фирма, признанная, разумеется, победителем. «Дар» получил этот дар практически даром. Согласно договору «Ориона» со Службой по охране объектов животного мира Ивановской области, копия которого оказалась в распоряжении «Собеседника», 4108 с половиной га угодий достались арендатору за (внимание!) 39 рублей 32 копейки в год.

– Это выглядит более чем странно, и, по-моему, коррупционные составляющие здесь налицо, – считает Касьянов. Формально указ подписал и. о. губернатора Павел Коньков, но его непосредственный начальник Михаил Мень  не мог не быть в курсе. Меньше чем за месяц до этого тогдашний президент Дмитрий Медведев назначил Ме́ня главой региона, а после этого связанный с Медведевым фонд «Дар» получил в его распоряжение заповедные земли. Ну и какая здесь составляющая?! Мень, кстати, сейчас – один из министров в правительстве Медведева, а Ивановской областью теперь рулит тот самый Коньков. Немудрено, что отменять подписанный Коньковым указ никто в регионе коньки так и не навострил.

Кто в Плес, кто по дрова

– По закону чиновники должны расторгнуть все договоры аренды, поскольку суд признал указ губернатора недействительным. Но к суду надо приделывать ноги. А приставы ничего не делают, – сетует Сергей Касьянов. – Ведь тогда придется проводить инспекцию, что натворил на своем участке арендатор. Тогда придется уголовные дела возбуждать.

Сам Касьянов такую инспекцию провел. Говорит:

– За шесть лет кедровую рощу вырубили почти всю. Остались только ямы метров по шесть глубиной. Уже все травой заросло. Я общался с местными жителями, многих из которых нанимали валить лес. Уже через несколько дней, после того как был заключен договор аренды, деревья отсюда машинами вывозили. Зачем их было рубить? Один ствол кедра стоит до 10.000 долларов. В итоге – было чуть ли не тысяча деревьев, а осталось около сотни. На такое никаких 39 рублей 32 копеек не жалко. Заложил кедровую рощу в 4 км от Плеса еще в 1883 году Филарет Дроздов, потомок самого Ивана Сусанина, – на берегу Волги высадил с полтыщи саженцев на территории площадью с гектар. Понятно, не все из них уцелели, но зато появился естественный самосев. В 1965 году кедровую рощу признали памятником природы, а теперь, выходит, пустили под топор. Зато вместо кедров эксперт ОНФ наткнулся в лесу на таблички о том, что на участке ведется охота.

И правда, согласно тому же соглашению об аренде, «Орион» платит государству еще по 10.335 рублей в год за «пользование объектами животного мира». Все эти объекты перечислены в документе: обитающие здесь зайцы и лисы, лоси, олени и кабаны, куницы и горностаи, рябчики, тетерева и глухари… Список, в отличие от указанной суммы, солидный. Впрочем, как оказалось, премьер у нас – охотник не только до охоты.

Марал сей басни

– У нас егеря живут, которые на Медведева работают, – поделился уроженец ближайшей деревни Выголово Петр Шевченко. – Поэтому здесь не секрет, что он там пятнистых оленей разводит и маралов. Очень красиво, когда эти маралы к дороге выходят, хотя вообще люди жалуются, что от них целый кусок леса забором отгородили.

По рассказам плесских старожилов, место для усадьбы премьер-министра приезжала выбирать лично теща Дмитрия Анатольевича [Лариса Ивановна Линник]. Вроде как ей сказали, что в местном климате неплохо кроликов и прочих зверей разводить. Вот и разводят. Панты (то есть рога) маралов для людей в возрасте – незаменимая вещь. В восточной медицине панты марала используют для сохранения силы и молодости. Экстракт пантокрин употребляют внутрь, а в водном концентрате принимают более популярные пантовые ванны (они, как известно, повышают не только иммунитет, но и потенцию). Писали, что, еще будучи вице-премьером, Дмитрий Медведев плескался в пантовых ваннах алтайского санатория «Родник Запсиба».

 23 03 17 00medv 09

Светлана Медведева (справа)

Теперь, чтобы принять ванну, ему так далеко летать не надо.

Судя по записям в ЕГРЮЛ, «Орион» отвечает не только за охоту, но и за разведение парнокопытных (включая маралов, что отдельно упомянуто в документе). Понятно, что такое обустроенное хозяйство из-за какого-то там решения суда никто сворачивать не собирается. Равно как не собирается объяснять беззаконие (при слове «Собеседник» в «Орионе» просто бросили трубку). Даже приближенный к Путину ОНФ тут оказался бессильным. Хозяйство в Миловке продолжает процветать, подавая тем самым пример другим захватчикам здешних земель.

– За последние годы в Ивановской области из 757 охраняемых природных территорий осталось 316 – менее половины. Пропали более 33 тысяч га, – подсчитал Сергей Касьянов. – В 93-м году был 41 заказник местного значения, теперь не осталось ни одного. Все эти цифры озвучены в суде. Кто на этих землях только не селится. Я этого не понимаю: если ты настолько любишь природу, что хочешь жить в лес, – так посади его, а не вырубай. Но что с других спрашивать, если они с лидера «Единой России»  пример берут.

У премьера ФСО в Миловке

Для сотрудников 4-го отдела 1-го управления охраны Службы безопасности президента ФСО, которые охраняют усадьбу «Миловка», на окраине Плеса отгрохали два четырехэтажных дома, по 40 квартир в каждом: кирпичная кладка, газовые котлы, пожарная сигнализация, придомовая зона отдыха…

Разумеется, формально екатерининская усадьба принадлежит не лично премьеру и даже не государству, а лишь фонду «Градислава», связанному с друзьями, однокурсниками и женой чиновника. Но при чем тут тогда ФСО?!

Да и Дмитрий Медведев, по рассказам местных жителей, появляется в Плесе не реже раза в месяц. То, что чиновник гостит в усадьбе, подтвердила и его пресс-секретарь Наталья Тимакова,  добавив, что постройки «не находятся в собственности Дмитрия Анатольевича Медведева и не используются им и членами его семьи на другом правовом основании». Означает ли это, что Медведев пользуется усадьбой без правовых оснований, Тимакова, к сожалению, не пояснила. Но все и так ФСО поняли.

Цифры

В 2011 году на будущих охотничьих угодьях Медведева резвились 15 кабанов, 2 лося, 7 лисиц, 20 рябчиков, 22 тетерева, 44 куропатки и т.д. Точных данных по медведям, косулям, оленям, фазанам, перепелам и пр. у чиновников на тот момент не было. На настоящий момент такой информации нет тем более.

Источник: «Собеседник», 01.02.2017


from Обзор прессы http://ift.tt/2ofsFWq
via IFTTT

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Собчак, Жириновский и Грудинин договорились нарушать регламент теледебатов на федеральных каналах

США решили сменить посла в России. Теффт попрощался по-русски